Пьеса для двух чашек кофе

За кухонным столом сидит супружеская пара – Он и Она. Он в домашней пижаме с красными полосками на жёлтом фоне.

Она в длинном вечернем платье с глубоким декольте. Они смотрят друг на друга и медленно пьют кофе.

 

О н.  Дорогая, ну как мой кофе?

О н а (передёргивает плечами).  Как всегда ужасный. Гадость, пить просто невозможно. (Делает глоток и морщится.)

О н (улыбается).  Так и должно быть.

О н а (гневно).  Почему это: так должно быть?

О н.  Я подсыпал в твой кофе яд! (Наблюдает за её реакцией). Но ты не переживай, он подействует только через пятнадцать минут, и умрёшь ты мгновенно.

О н а (вскакивая с места).  Я так и знала! Какая же ты скотина! Гнусный ублюдок! Надеюсь, ты будешь гореть в аду в самой большой и горячей сковородке!

О н.  Успокойся. В аду будешь гореть ты (Смотрит на часы). Причём очень скоро. Сама виновата, я столько времени терпел твои дикие выходки, и моё терпение оказалось не безграничным.

О н а (поправляя причёску).  Зря радуешься. Ты всегда был и останешься идиотом.

О н.  Это почему же?

О н а.  Потому что в зеркало нужно смотреться. Хотя бы иногда.

О н (пожимает плечами).  При чём тут зеркало?

О н а.  При том, что если бы проводили конкурс на самого рогатого мужчину в городе, ты, несомненно, занял бы там первое место. Тебе и невдомёк, что я была в любовной связи со всеми твоими друзьями и знакомыми.

О н. И даже с Гошей?

О н а.  Даже с ним.

О н (возмущённо).  С этим старым алкашом? С этим инвалидом? Ну ты и шлюха!

О н а.  А ты вообще ни на что не способен. Лучше уж с инвалидом.

О н (качает головой).  Я всегда был о тебе невысокого мнения и ничуть не жалею о своём поступке.

О н а .  О каком это поступке? Ты вообще не способен ни на какие поступки. Кстати, у меня есть для тебя ещё один неприятный сюрприз.

О н.  Давай, давай, недолго тебе уже осталось надо мной издеваться.

О н а (усмехается).  Ты очень самонадеянный. И актёр из тебя никудышный, не можешь даже скрыть своих чувств.

О н.  Ну-ну…

О н а.  Я сразу заподозрила неладное. И когда ты отвернулся, на всякий случай поменяла наши чашки местами.

О н (поперхнувшись). Что?! (Бросается к раковине.)

О н а.  Через сколько, говоришь, подействует яд?

О н (сквозь рвотные спазмы).  Ну, ты и стерва!

О н а.  Напрасно ты считал всех женщин глупыми и примитивными созданиями. Я давно догадывалась, что ты хочешь от меня избавиться. И даже знала как. А ты, наивный, прятал банку с ядом на верхней полке буфета.

О н (возвращается к столу).  Ну и что?

О н а.  А то, недотёпа. Я её нашла и пересыпала яд в другое место.

О н (облегчённо вздыхает).  Ф-у-х…

О н а (расчёсывает волосы).  Но это ещё не всё. Неужели я похожа на глупую овечку, чтобы терпеливо ждать пока ты меня отравишь.

О н (закуривает сигарету).  Так-так…

О н а.  И решила тебя опередить. Я сама тебе подмешала этот яд!

О н (задумывается).  Подожди, ты меня совсем запутала. (Берёт в руки чашку.) Нужно разобраться. Каким же образом ты это сделала?

О н а.  Элементарно, Ватсон. Ещё утром я пересыпала его в сахарницу. Вспомни, сколько раз за сегодня я приглашала тебя выпить чаю.

О н.  Действительно, ты меня достала своим чаем. Хорошо, что я с утра взял пиво. Но зачем было всё так усложнять?

О н а.  Какая тебе разница! Ты же знаешь, что я не употребляю сахар, так что ничем не рисковала.

О н (чешет голову).  Всё равно не понимаю. Давай сначала. Утром ты нашла яд, высыпала его в сахарницу, а что же тогда осталось в банке?

О н а (язвительно).  Сахар! Я насыпала его взамен яда. Не думай, что я такая глупая и не смогу замести следы.

О н.  Допустим. А что случилось потом? Я готовлю кофе и подмешиваю тебе в него яд. А себе как обычно кладу сахар…

О н а (смотрит на часы).  Какой ты нудный.

О н.  А фактически, получается наоборот. В свою чашку я насыпаю яд, а в твою – сахар…

О н а (зевает).  Да, сладкий кофе просто отвратителен.

О н (радостно).  С этим всё ясно, дорогая. Вот только я не понимаю одного: зачем ты потом поменяла наши чашки местами?

О н а.  Что? (Хватается за голову).  О, боже! Какая же я дура! (Вскакивает и бежит к раковине.)

О н (насмешливо).  И всё-таки я оказался прав насчёт женщин. Вы и есть самые тупые и недалёкие существа.

О н а (выплёвывает остатки кофе).  Заткнись!

О н.  На твоей могильной плите я сделаю надпись “Любимой жене от любящего супруга”. А внизу маленькими буквами приписку: “Здесь покоится самая глупая женщина на свете”.

О н а (поднимает голову).  Козёл, недотёпа! Не мог даже нормально спрятать яд! И нашёл же куда его насыпать – в банку из-под кофе! (Снова наклоняется к раковине.)

О н (морщит лоб).  Подожди, ты опять что-то путаешь. Яд действительно хранился в буфете, только в банке из-под майонеза.

О н а.  А что же тогда было в банке из-под кофе?

О н.  Не понимаю, о какой банке ты говоришь?

О н а (подбегает к буфету, открывает дверцу).  Вот об этой, болван! (Швыряет в него банку с надписью “Nescafe”.)

О н.  Ах да, совсем забыл. Там же стиральный порошок. Вчера чинил смеситель, еле руки потом отмыл. А банку с порошком, наверно, по запарке запихнул в буфет.

О н а (возвращается к столу).  Неужели?

О н.  Представь себе. И какой же из тебя Шерлок Холмс! Лишний раз убеждаюсь в твоей безграничной глупости – не смогла даже отличить яд от стирального порошка.

О н а (нюхает свой кофе).  Ну ты и дурак.

О н.  Это почему же?

О н а (смеётся).  Ещё не понял? Всё-таки не зря я поменяла наши чашки местами…

О н (бледнеет).  Скотина! (Бросается к раковине.)

О н а (хлопает в ладоши).  Браво! Так кто из нас теперь идиот?

О н.  Чтоб ты подавилась своим стиральным порошком!

О н аСам виноват. Поговорку, что ли, не слышал: «Не рой другому яму – тебя же там и закопают!» Кстати, ты не в курсе, сколько сейчас стоят услуги могильщиков?

О н (отрыгивая).  Дура!

О н а (отодвигает свою чашку в сторону).  Милый, давай больше не будем о плохом. Лучше подумаем, как отметить твои поминки. (Достаёт записную книжку.) Я думаю, лучше заказать кафе. Готовить не надо, и людей больше поместится – как раз все твои друзья и знакомые…

О н (отрывается от раковины).  Молчи, шлюха.

О н а.  И не обижайся, что похороним мы тебя скромно, без музыки. Столько расходов, и оркестр мне будет уже не по карману.

О н (возвращается к столу, вытирает лицо рукавом пижамы).  Я тебе тоже кое-что расскажу. Ты никогда не догадывалась, зачем в прошлом году я записался в секцию водолазов?

О н а.  (закатывает глаза).  Это было ужасно.

О н.  А твоя мама так любила ходить на речку и всегда купалась в одном и том же месте.

О н а  (вскакивает из-за стола).  Ах ты, подонок! Значит, это ты утопил мою маму?

О н.  Для кого мама, а для кого – тёща…

О н а  (пытается дать ему пощёчину).  Мразь, шакал! Рогоносец! Но ничего, на том свете тебе всё припомнят! А от меня даже пирожков на поминках не дождёшься.

О н.  Больно мне нужны твои пирожки.

О н а.  Раз ты сегодня такой откровенный, признайся, у кого заказал яд?

О н (откашливаясь).  У моего друга – Миши.

О н а  (задумчиво).  Миша… Это тот, который аптекарь?

О н.  А ты откуда знаешь?

О н а  (с придыханием).  Так он тоже был моим любовником.

О нЯ уже ничему не удивляюсь...

О н а.  И ты думаешь, он не догадался, кого ты хочешь отравить?

О н.  И что?

О н а.  А то, дуралей. Миша – порядочный человек, и мне кажется, влюблён в меня. И в отличие от некоторых, он ещё не выжил из ума и наверняка вместо яда вручил тебе какой-нибудь безобидный порошок.

О н (хлопает в ладоши). Порошок? (Вскакивает, начинает танцевать.) Порошок, порошок! Значит, я спасён?! Миша – настоящий друг!

О н а  (мечтательно).  Он настоящий любовник.

О н (радостно целует жену).  Дорогая, ты никогда не задумывалась о том, как прекрасна жизнь! Как здорово, что мы вместе! И вообще…

О н а  (достаёт носовой платок, вытирает губы).  Возможно, ты и прав.

О н. Прости, я наговорил тебе столько гадостей… А про твою маму я просто пошутил.

О н а  (улыбаясь).  Я тоже пошутила насчёт любовников, просто хотела насолить тебе.

О н (снова бредёт к раковине).  И про Мишу?

О н а  (смущённо).  Нет, про Мишу правда. Но ты не обижайся, ведь он спас тебе жизнь!

О н (облегчённо вздыхает).  А знаешь… Давай простим друг друга и больше никогда не будем ругаться!

О н а  (обнимает его).  Давай! Кстати, Миша такой шутник, и я догадываюсь, что он подсунул тебе вместо яда.

О н (нетерпеливо).  Я, кажется, уже тоже.

О н а.  Всё-таки мы – прекрасная пара!

О н (дрожащим голосом).  Конечно! Ты – моя королева, лучше тебя нет никого на свете! (Хватает её на руки и уносит в спальню.)

На столе остаются две недопитые чашки с кофе. Занавес медленно опускается.

 

1999