Герта

Василий Хворостов сидел за столом и пытался медитировать. Его душа устремлялась в космос, в манящую вечную даль, пытаясь пронзить невидимые нити магического круга вселенной, чтобы с высоты этого безумного полёта посмотреть на всю ничтожность земного бытия и улететь ещё дальше, ввысь, к звёздам, к сказочной вершине, за которой открывался совсем другой мир. Мир, наполненный волшебством, радостью, любовью и игрой большого вселенского разума...

Но получалось плохо. Сделав несколько оборотов вокруг собственной оси и не в силах пробиться сквозь слой обыденных физических законов, душа возвращалась обратно, на кухню, к плите с остывшим ужином и раковине, загромождённой немытой посудой...

Наверно, потому что у Василия было мало опыта практической медитации, к тому же напротив него сидело милое щебечущее создание, которое очень мешало сосредоточиться. Создание на языке обыденных земных символов именовалось супругой, и Василию в который раз приходилось смиряться и признавать тот факт, что сейчас она являлась единственной живой реальной субстанцией, а всё остальное было лишь иллюзией и плодом его воображения.

– Ты меня не слушаешь?

"Чтоб тебя! – очнулся от своих мыслей Василий. – Когда же ты пойдёшь наконец спать".

И добавил вслух, пытаясь изобразить на своём лице подобие улыбки:

– Конечно, слушаю. И с тобой полностью согласен.

– С чем согласен? – удивлённо вскинула  на него ясный взор супруга.

Ах, эти зелёные бездонные глаза... Когда-то Василий смотрел в них и тонул, погружаясь в океан страсти, не в силах совладать с собой и вынырнуть обратно. Они завораживали, обладая каким-то необъяснимым магнетизмом, который и привёл его однажды в загс, чтобы навечно пригвоздить своё сердце к узам семейных отношений. Но сейчас почему-то не тонулось, не нырялось и даже не плавалось... Со временем этот буйный океан иссяк и утратил свои волшебные свойства. Или, может, Василий приобрёл некий защитный иммунитет, стал водонепроницаемым и равнодушным к этим волшебным чарам? В любом случае, всё это было печально...

– Ты ещё неделю назад обещал раковину в ванне прочистить, вода медленно утекает...

Жена не унималась, продолжая навешивать свои мелочные проблемы, которые казались сейчас такими надуманными и ничтожными. Но деваться некуда, оставалось сидеть и покорно слушать.

– Ты совсем не уделяешь времени ребёнку! – продолжала гнуть свою линию супруга. – Когда ты занимался с ним в последний раз?

– Я занимаюсь, мы в футбол вместе играем, – попробовал оправдаться Василий.

– Что ваш футбол? При чём тут футбол? Об учёбе нужно думать в первую очередь! Сам учился кое-как и ребёнка таким хочешь сделать. Один ветер в голове!

Ох... Душа Василия окончательно вернулась обратно и мысли стали приобретать земные очертания. Сколько можно! Опять одно и то же. Ну, учится ребёнок как может, и пусть. Зачем напрягать, отравлять ему детство, требовать невозможного. Быть отличником в школе – это не самое главное в жизни.

Тоже мне, эти отличники... Василий вспомнил своих одноклассников. Серёга Скворцов был круглым пятёрочником, правильным везде и во всём, и что толку? Сейчас работает инженером на заводе. Профессия, конечно, нужная, хорошая, но только не здесь и не сейчас. Не приносит как-то она ощутимых дивидендов... До сих пор мыкается со своей семьёй в коммуналке, концы с концами еле сводит, и ни просвета, ни привета...

Правда, Колян Барысов пошёл дальше – стал кандидатом наук. Но только каких-то не тех наук... Преподаёт в университете, вроде уважаемый в миру человек, а зарплата меньше, чем у продавца в супермаркете...

А Вовка Арсеньев, помнится, был двоечником и законченным разгильдяем, зато теперь бизнесмен – своя фирма с миллионным оборотом, дача шикарная, крутая иномарка, и все дела...

Или вот Гришка Кравцов, дуб дубом, с троек не слазил, правда, с дисциплиной дружил, не хамил, не хулиганил, из-за этого его учителя и тянули. Потом каким-то чудом окончил институт и сейчас в администрации на высокой должности. Сидит себе там с важным видом, и никто не смотрит его школьный аттестат...

Дело здесь не в оценках, а в жизненном потенциале, в силе, целеустремлённости. Да как ей объяснишь... Только и тянет: учись хорошо, тогда вырастешь и всё у тебя будет зашибись. А вот не будет, пока ты сам этого по-настоящему не захочешь и не добьёшься. Да и о чём говорить, если школьная система образования безнадёжно устарела. Всё меняется, время летит стремительно. Кто бы ещё десяток лет назад мог представить, что мобильная связь станет обыденной вещью, компьютер, Интернет – давно уже не чудо, а реальность, и всем этим без особого труда может пользоваться даже первоклассник...

За примерами далеко ходить не надо. Василий вспомнил, как в день рождения друзья подарили ему навороченную модель сотового телефона. И он битый час сидел, тупо уставившись в инструкцию, пытаясь разобраться с настройками. Спасибо, сын-пятиклассник выручил. Взял и с ходу без всяких инструкций за пару минут сделал все настройки, а потом полчаса объяснял древнему папаше, как ими пользоваться.

    

Перемен! Требует наши сердца,

Перемен! Требуют наши глаза!

В нашем смехе и в наших слезах

И в пульсации вен!

Перемен! Мы ждём перемен!

 

Эта песня Виктора Цоя будет актуальна всегда, она впитывает и выплёскивает наружу энергию нового поколения. Даже того поколения, которое ещё не появилось на свет... А школа – это просто школа. Чистые файлы заполняются новыми данными, и не обязательно загружать их под завязку. Отметки – это хорошо, но это только цифры. Знания – ещё лучше, но это только информация. Её можно оживить, направить во благо, а можно умертвить и унести с собой в могилу. Кто на что горазд... И наша природа – не Большая Советская Энциклопедия, не все законы здесь можно объяснить привычными формулами, измерить тригонометрическими линейками и привести к общему знаменателю. Не хватит ни линеек, ни формул, ни знаменателей...

Другое дело – спорт! Здесь всё проще, он практичен и полезен. Здоровый дух в здоровом теле ещё никому не навредил. Неизвестно, как там повернётся в будущем, возможно, простой слесарь-сантехник будет круче профессора или топ-менеджера. Но здоровье пригодится всегда. И приучать себя к правильному образу жизни нужно начинать с детства.

Переучиваться, переделываться сложно, но когда жизнь заставит, припрёт к стенке, придётся. Никуда не денешься! И в тридцать, и в сорок, и даже в шестьдесят. А вот вернуть здоровье, купить его уже не получится... Всё, тю-тю, уедет паровоз, и останется на перроне одряхлевшее тело с букетом болезней и поросячьей одышкой, попробуй тут переучись и перестройся, когда впереди маячит только один реальный маршрут – на кладбище...

– Может, наймём ему репетиторов? – прервала размышление жена. – Что толку мячи гонять, мотаться на эти тренировки, пусть лучше занимается учёбой.

Василий демонстративно зевнул.

– Ира, сейчас всё равно каникулы, он у бабушки. И уже поздно, давай поговорим после.

– У тебя всегда одни отговорки. Лишь бы к компьютеру быстрее уйти. Не надоел ещё твой футбол?

"Как будто сама не просиживает на своей работе часами в Интернете, пялясь в свои дурацкие сайты. Наверняка с какой-нибудь модой или новостями гламурной жизни"...

Василий вообще не понимал, почему из всего многообразия Интернета люди зачастую выбирают самое худшее. Да и не только из Интернета... В жизни столько всего интересного, нового, неизведанного. Но приятнее и комфортнее забиться в клетку, где сытно, тепло, уютно, да ещё такое участие и поддержка: "Всё клёво, мы – вместе, мы в клетке"! А о свободе проще слагать лозунги и петь песни. Да и те уже кончились, в моде сейчас безумные ритмы и слоганы, которые по старинке ещё называют музыкой.

 

Бам-бим, бум-бом

Добро пожаловать в дурдом!

 

Так мы и живём. Жена, конечно, не была ещё совсем пропащей, но всё шло к тому. Раньше у них находилось столько тем для общения, они часами могли разговаривать о чём угодно, обсуждать новинки книжных изданий, театральных постановок, слушали вместе музыку, смотрели фильмы и даже спортивные состязания.

Но потом возникла какая-то стена, она вроде была прозрачна, у каждого оставалась своя территория, но заглядывать на другую сторону стало неинтересно, даже как-то неприлично. И всё общение постепенно стало ограничиваться обсуждением мелких бытовых проблем, вопросами воспитания ребёнка и извечно русскому: где достать денег и что приготовить на ужин...

Как сказал один известный в узких кругах поэт: "Всё проходит как дым, ну и фиг с ним"...

Василий был полностью с ним согласен, особенно сейчас, в эту минуту. Когда его мысли занимало только одно.

Все его мысли занимала Герта.

Герта...

Сегодня был особенный день. Она должна дать ответ.

Василий уже давно не находил себе места, сидел как на иголках, но супруга никак не давала ему добраться до компьютера.

– Кстати, как тебе моя новая прическа? – Жена наконец закончила обязательную программу и перевела разговор на другую тему.

– Замечательно. – Василий без интереса посмотрел на супругу.

– Ты что, только сейчас заметил? – В её голосе появились обиженные нотки.

– Нет, что ты, я вообще не заметил. Тьфу, хотел сказать, что тебе очень идёт.

– А помнишь, ты обещал мне новое платье? Я так давно не покупала себе обновки, уже выйти не в чем, – тянула супруга  жалобным тоном. – А завтра мы с Любой как раз собрались на рынок. Ты же обеща-ал.

– Раз обещал, конечно, – тяжело вздохнул Василий. – Трёх тысяч хватит?

– Ой, спасибо, – жена с радостью вспорхнула с места и чмокнула его в щёку.

Какие женщины всё-таки странные существа... И логика у них странная. Сделала новую прическу и ну радоваться. Что за восторг два часа мучиться, сидеть в парикмахерской, а после ходить с глупым видом и улыбаться. Теперь это платье... Ну тряпка, она и в Африке тряпка. Нет же, удовольствие полдня пробегать по магазинам, примерить на себя полтонны шмоток, чтобы потом отвалить кучу денег и красоваться неизвестно перед кем.

А у Любки, её старшей сестры, жизненное пространство вообще сужено до минимума: одеждой, косметикой и просмотром телесериалов. Там совсем тяжёлый случай, она четыре раза была замужем, и, понятное дело, кончалось всё тем, что мужья просто сбегали из дома. Удивительно, как никто из них вообще не застрелился...

– Ладно, – довольно прощебетала жена. – Пойду я, наверно, спать.

"Наконец-то, – улыбнулся Василий. – Кстати, пока у неё хорошее настроение, нужно сказать"....

– Ир, – окликнул он жену. – Я, может быть, задержусь завтра. После работы у нас намечается корпоратив.

Корпоратив, – надула губы супруга. – Опять без жён.

– Ну, ты же знаешь... Нельзя не прийти, шефа будем поздравлять.

Жена действительно знала особенности работы, в которую иногда входили такие обязательные мероприятия, и обычно обижалась только для проформы.

– А когда вернёшься?

– Наверное, поздно, а может, вообще не соберёмся. Днём позвоню, если что.

Супруга пожала плечами и поднялась из-за стола. На секунду показалось, что в её взгляде мелькнуло подозрение. Василий отвёл глаза. Обманывать, конечно, нехорошо, но бывают ситуации, когда говорить правду ещё хуже. Большой плюс в их семейных отношениях был в том, что жена абсолютно не страдала ревностью. Впрочем, он и не давал ей для этого поводов. Разве что сейчас...

Василий прикурил сигарету и поставил на плиту чайник.

Он  весь уже дрожал от нетерпения, но ждал, пока жена окончательно уляжется, а то сейчас начнётся: "Принеси мне водички", "Ты не хочешь пожелать мне спокойной ночи" или другие глупости...

А компьютер уже манил. Почтовый ящик... Письмо... Какой будет ответ?

Герта!

Они познакомились три месяца назад, по меркам обычной жизни срок  небольшой, но для виртуального мира – Интернета, где время течёт совсем по-другому, это было уже немало...

Раньше Василий довольно скептически относился к различным службам знакомств, тем более в таком огромном бесконтрольном пространстве, как Интернет, где каждый мог анонимно написать о себе любую информацию, набор которой ограничивался лишь полётом собственной фантазии. Его быстро перестали интересовать пышные фото длинноногих красавиц на первых страницах сайтов знакомств, хотя большинство пользователей, в сущности, не отличались особой избирательностью и клевали на яркую этикетку. Из-за этого все красавицы были заняты, а если отвечали на письма, то сухо, двумя-тремя ничего не значащими фразами.

И он стал выбирать анкеты девушек в конце списка, попроще, не отягощённых рейтинговыми комплексами рекламных интернет-бюллетеней.

Так в его жизни появилась Герта...

Конечно, Интернет – весьма специфическая область жизненного пространства, хотя многие постоянные жители этого виртуального мира считают, что как раз наша реальная жизнь – довольно специфически сложный продукт, а в их мире всё привычно и нормально. Но это их личное дело, а вообще, какое бы ни было пространство, при желании всегда можно отличить подлинник от подделки, искренность от фальши, если ты, конечно, не полный дурак, а твой собеседник – не изощрённый психолог с маниакальным уклоном.

Герта была настоящей. С ней было легко и интересно. Они могли общаться на любые темы, рассуждали с юмором о серьёзных вещах, по-своему обыгрывая знаменитую цитату Шекспира: "Что наша жизнь – игра"... И все мы игроки, только играем в разные игры. Обычно делаем вид, что играем всерьёз: в войну, в политику, в развитие экономических стратегий, которые могут простираться от пределов огородно-садового участка до масштабов целой страны. Проходим квесты, повышаем уровни сложности, добиваясь карьерного роста, бумажного благополучия и морального удовлетворения. На отдельных участках сражений случаются свои победы и свои поражения, но никто не может выиграть всю партию до конца, игра рано или поздно заканчивается, а надпись "Game over" в строгом соответствии с игровым сюжетом проецируется на табличку, прикреплённую над могилой очередного персонажа.

С ума мы сходим понемногу,

Играем жизнью и судьбой,

А впереди одна дорога,

И ждёт нас вечный там покой…

Правда, ещё один известный в узких кругах поэт сказал: "Смерть – это только конец фильма, за которым и начинается настоящее действие". Так что расслабляться не стоит...

В последнее время они с Гертой увлеклись японской поэзией в стиле хайку. Хотя это не совсем поэзия в нашем классическом понимании, но занятие забавное и интересное.  В трёх простых, как будто не связанных между собой строчках, выразить всё своё чувство, ощущение, заключив его в коротком словесном образе.

Зерно упадёт,

И вырастит целый мир,

А я забыл, где его потерял...

– Вася, ты не видел куда я дела свои ключи? – раздался приглушенный голос из спальни. – И не хочешь пожелать мне спокойной ночи?

"Ну вот, так я и думал"....

– И захвати, пожалуйста, минеральной водички.

В этом она вся. Василий рассеянно достал из холодильника бутылку минералки и плеснул жидкость в стакан.

– Сейчас, уже иду.

 

***

Монитор блеснул голубоватым светом, на секунду погас и заработал снова, разгоняя по кровеносным артериям системы живительную кровь, состоящую из столбиков таинственных цифр и миллионов битов бесценной информации...

Процесс пошёл. Спасибо тебе, Билли Гейтс, за наше прекрасное сегодня. Что бы мы делали без тебя, как бы вообще развивался этот мир без Интернета и твоих компьютерных технологий!

Василий, соблюдая традицию, мысленно произнёс молитву во славу великого программиста всех времён и народов, попросил прощения за свои грехи, выраженные в том, что он до сих пор пользуется пиратской версией  Windows  и другими нелицензионными продуктами корпорации Microsoft.

Этому своеобразному ритуалу научил его Степан – программист. Сказал, чтобы, типа, удача была, компьютер не глючил и вирусы не цеплялись.

Странные они эти люди, программисты... Хотя в каждой примете, в каждой традиции, как и в каждом глотке этой безумной жизни, есть своя доля правды, и в ожидании загрузки компьютера Василий развлекался подобным образом. А удача, она никогда не помешает, тем более сегодня.

На экране появилась заставка операционной системы Windows.

Наконец-то!

Василий воровато оглянулся по сторонам, ввёл пароль и, затаив дыхание, стал ждать загрузки почтовой программы.

Сегодня она должна прислать ответ. Сегодня должно всё решиться...

Герта!

Имя, конечно же, было вымышленным. В Инете как-то не принято называться своими настоящими именами, показывать свои реальные данные, пользователи обычно придумывали себе красивые псевдонимы, у кого на что хватало ума и фантазии. Василий, к примеру, обычно путешествовал по виртуальному пространству со звучным, как ему казалось, ником – Виконт.

Он и раньше пытался делать ей намёки, чтобы перевести контакты из стандартного режима online в аналоговый real-time, но как-то не решался писать об этом прямо, выдерживая предложенный шутливый стиль общения, где они по молчаливому согласию старались избегать интимных тем жизненного бытия. Она делала вид, что намёки не понимает. Наверно, только делала вид...

Но Василий уже успел хорошо изучить её вкусы, в том числе и музыкальные пристрастия. Герте нравилась рок-музыка, особенно группа "Танцы Минус", тексты песен которой она иногда цитировала в письмах и даже забавлялась, вставляя в них свои придуманные хайку.

Василий тоже стал интересоваться концертной деятельностью группы, благо у них был свой официальный сайт, где время от времени появлялась информация о концертах. Почему-то в последнее время большинство музыкантов избегали больших площадок, предпочитая им ночные клубы, видимо, так легче найти контакт с аудиторией и больше заработать. Впрочем, это их личное дело, но тут как раз и пришла удача. "Колибри" – самый крутой ночной клуб города решил с размахом отпраздновать свой очередной юбилей, устроив своеобразный рок-сейшн, и в числе приглашённых был сам Петкун со своей легендарной группой "Танцы Минус"!

Стоимость билетов соответствовала всей крутости данного мероприятия, и выложить пришлось за них весьма внушительную сумму. Правда, это того стоило – в приглашение помимо живой рок-музыки входили отдельные столики возле сцены и стандартный набор с ужином и напитками. Но самый главный плюс в том, что концерт был назначен на завтра.

Завтра!

Василий выкупил билеты заранее, но Герте решил написать в последний момент. Неужели она сможет отказаться от такого предложения? И чем не повод для официального знакомства!

"В крайнем случае, билеты не пропадут, – грустно подумал Василий, – сходим вместе с женой, будет ей сюрприз".

Но так не хотелось этого крайнего случая...

Страница открывалась, как назло, медленно, сервер был перегружен, и соединение не отличалось большой скоростью. Василий нервничал и весь вздрагивал от нетерпения.

Наконец почта загрузилась. В папке "Входящие" было одно новоё сообщение.

Письмо!  От неё!

Василий быстро пробежал глазами первые строчки и едва сдержал ликующий возглас.

Она согласилась!

Он дочитал письмо до конца и в радостном возбуждении вскочил с места...

"Как прекрасна наша жизнь! Спасибо тебе за такие чудные мгновения!"

Мысли сразу приобрели практическое направление. С работы он отпросится пораньше, успеет. Для жены отмазка уже готова. Костюм висит, ждёт своего часа в шкафу, цветы купит по дороге... Всё заранее распланировано, место встречи назначено в центральном парке, в получасе ходьбы до "Колибри". Будет время прогуляться и спокойно поговорить.

Тут Василий впервые поймал себя на мысли, что Герта может оказаться не такой, как рисовало его воображении. Она ведь так и не прислала ему фото, они даже не обменялись номерами телефонов.

А возраст... В Интернете, как в сказке, возможно всё! Не напрягаясь, скинуть себе пару десятков лет, без всяких диет и тренажеров убрать лишние кило веса, сделать стройную фигуру, любую приятную внешность.

Василий открыл папку входящей почты и ещё раз перечитал последние письма от Герты. Нет, такого не могло быть. Все письма, всё общение с ней было наполнено какой-то особенной душевной теплотой, неуловимой нежностью, даже своим неповторимым запахом, если такое сравнение применимо для бесстрастных цифровых битов информации.

И тут же Василий обругал себя за малодушие...

Сам-то хорош! Написал бы сразу о себе всю правду, но поддался искушению выбрать в графе семейное положение – "холост". Потом сколько раз хотел признаться, но как-то всё не решался, откладывал, не хотелось омрачать отношения обманом. Пусть в Инете это и не считалось таким тяжким преступлением, но всё же... Может быть, она надеялась на что-то большее, чем просто общение... А может, он и сам надеялся...

Василий отогнал от себя грустные мысли и решил рассказать правду сразу при встрече...

 

***

Что такое любовь? Над этим вопросом уже столько лет ломали голову разные философы, поэты, учёные, теоретики и практики, причём ломали иногда в самом прямом смысле этого слова. Да и как охарактеризовать и упорядочить это вырывающееся мимолётное чувство – от любви к природе, от отношения между полами до великой всеобъёмнейшей любви, которую проповедовал Иисус Христос... И если за это время никто так и не докопался до истины, не смог заключить это неведомое сокровенное чувство в обтекаемую и доступную всем форму, то Василий тем более не собирался заморачиваться подобным вопросом...

Он внушал себе, что идёт не на любовное свидание, а на концерт вместе со знакомой. Но радость от предстоящей встречи почему-то перемешивалась с неприятным щемящим чувством неуверенности, даже страха... Тут ещё телефон запиликал, звонила жена, торжественным голосом сообщила главную новость дня: купила себе новое платье!

Василий иногда даже ей завидовал. Эх, как мало нужно человеку для счастья!..

Он украдкой посматривал на часы, сгорая от нетерпения. Какая же она, Герта? Василий давно уже мысленно нарисовал себе её образ: стройная фигура, дымчатые волосы, светлые голубые глаза, красивая, чуть ироничная улыбка, лёгкий звенящий голос...

Но, как всегда, некстати вспомнился случай со Степаном. Тот вообще был помешан на этих виртуальных знакомствах, правда, преследуя вполне практические цели – был бабником как по реальной жизни, так и по виртуальной. И однажды с этим делом у него вышел полный облом. Степан потратил полгода своего ценного времени, полтонны килобайт своего чудного обаяния, чтобы раскрутить и вытащить свою виртуальную подругу за пределы Интернета – на свидание. Упёртый он, когда дело доходит до таких принципов. И своего в конце концов добился. Но потом сильно пожалел о своей настойчивости, когда при личной встрече обнаружил перед собой пожилую женщину с добрым центнером живого веса, годившуюся ему в матери, если даже не в бабушки...

Василий помотал головой, отгоняя от себя кошмары, и снова посмотрел на часы.

Оставалось двадцать минут...

Свидание назначили возле памятника Николаю Гоголю, а чтобы узнать друг друга, договорились держать в руках жёлтые пакеты фирмы "Билайн"... Как романтично! Прямо как в шпионском фильме на новый лад...

Василий немного помялся на месте, сунул букет цветов в пакет и решил сделать ещё один круг по парку, чтобы выйти к памятнику точно в назначенное время.

Эх, Николай Васильевич... Как же тебе досталось, когда на всю страну гремел культовый боевик "Тарас Бульба". Везде – по телевизору, в новостях, на работе обсуждалось это событие с таким размахом и шармом, что даже Василий, скептически относящийся к современному кинематографу, не удержался и попросил у сослуживца диск с фильмом. Он не отдавал этот диск почти целую неделю, не из-за того, что хотел на всю катушку насладиться очередным непревзойдённым шедевром отечественной киноиндустрии, а просто пытался заставить себя досмотреть сие действие до конца...

Ох, Гоголь, Гоголь... Мог ли он представить себе, что удостоится такой великой славы и почестей, а его имя прогремит на всю страну в качестве одного из героев-создателей крутого российского экшена! Он и слова-то такого ужасного не знал при своей жизни...

Правда, о вкусах уже не спорят, из-за них не стреляются и не режут друг другу глотки. Жизнь, она такая, что на всё можно посмотреть под разным углом и под разным градусом. И если тебе, к примеру, вчера было очень весело и хорошо, то при неизменной общей картине бытия наутро тебя может настигнуть жесточайшая головная боль и депрессия. А всему виной не вселенная, даже не выпитая накануне водка, а лишь внутренние процессы, которые происходят в данный момент в твоём организме. И если копать глубже и смотреть шире, то в большом организме нашей страны происходят такие же внутренние процессы, только растянутые во времени так, что веселье и похмелье не успевают сменять друг друга. Оттого ничего и непонятно: что происходит, где мы живём, и зачем вообще нам всё это нужно? А вот Гоголь умел улавливать это пограничное состояние, останавливаться и называть вещи своими именами. Поэтому и остался великим... А что останется после нас?

Василий завершил последний круг почёта и, выйдя на финишную прямую, уже издали заметил Герту. Она стояла спиной к памятнику и держала в руках жёлтый пакет знакомой фирмы. Василий сразу же оценил вполне приличную фигуру, красивую лёгкую причёску, шикарное платье ярко-бордового цвета, которое добавляло её облику некую экстравагантность...

Улыбаясь, он торопливо вынул из пакета цветы, на всякий случай достал билеты и подошёл вплотную. Со стороны он выглядел как школьник, пришедший на первое свидание. Ну и пусть...

Герта медленно обернулась, и их глаза встретились...

Василий так и остался стоять с открытым ртом, проглотив заранее заготовленную фразу... В эту секунду ему удалось испытать на себе всю полноту чувств: изумления, ужаса, тоски, боли и осознания полной абсурдности жизненного бытия... Он готов был тут же провалиться сквозь землю, куда-нибудь улететь, раствориться или, на худой конец, исчезнуть в любом ближайшем неземном измерении...

Василий машинально обернулся по сторонам и закрыл глаза, отгоняя от себя эту страшную картину. А когда открыл их, ничего не изменилось. Спасительного землетрясения не было, тайфуна не предвиделось, и никуда уже не летелось.

– Виконт? – то ли вопросительно, то ли утвердительно спросила Герта. – Вот ты, значит, какой, инетовский олень! Всё-таки я не ошиблась...

– Ира, – прошептал Василий и на всякий случай ещё раз оглянулся. – У тебя к-красивое платье и причёска тоже красивая...

Жена вдруг осела на землю и стала издавать хрюкающие булькающие звуки. Василий подумал, что с ней случилась истерика, и наклонился, чтобы оказать помощь...

Но прислушавшись, понял, что с женой всё в порядке – она просто смеялась. Не в силах сдерживаться, супруга стала хохотать ещё громче, так, что даже привыкшие ко всему прохожие шарахнулись в сторону, стремясь обойти эту странную парочку подальше.

Василий, зараженный этим смехом, тоже натужно улыбнулся.

В голове стремительным вихрем пронеслись строчки писем, персонажи придуманных хайку, и Шекспир, который в концовках повествований так любил убивать своих героев...

"Какой-то он кровожадный, – почему-то подумал Василий, не отрывая взгляд от супруги.  Другое дело – Гоголь"...  А жизнь, конечно, игра, но всё-таки она прекрасна. Хотя бы тем, что дарит нам незабываемые ощущения, пусть даже такие...

– Ты такой галантный, Вася!  – сквозь смех проговорила жена и по-хозяйски выхватила из его рук билеты. – "Танцы Минус", говоришь? Эх, как давно я не была на концертах!

Она рывком поднялась и взяла его под руку.

– Цветы тоже мне?

– Да, – покорно кивнул Василий и протянул жене букет.

– Спасибо! – Супруга вдохнула аромат свежих гвоздик и закатила глаза от удовольствия. – Ну пошли, что ли, а то не успеем!

– Пойдём.

Василий приобнял жену и ещё раз обернулся.

Гоголь по-прежнему смотрел на него внимательным задумчивым взглядом, и на секунду показалось, что он подмигнул ему, улыбаясь своей великой всепонимающей улыбкой...

 

 

2010