Интервью с киллером

Скандально известный журналист Илья Сафронов вышел из кабинета главного редактора в приподнятом настроении. Заказчикам понравилась статья про тяжёлые будни машиностроительного завода, и они заплатили за материалы против своих конкурентов дополнительную премию. Такие статьи давались легко, не нужно было утруждать себя проверкой всех фактов, доскональным изучением информации, просто включай полёт фантазии и получай за это деньги. Главное, создать общий негативный фон, а дальше уже дело техники. Под такой солидной крышей работать не страшно, даже если вдруг дело дойдёт до суда, заказчики сами возьмут на себя все судебные расходы. Да и при умелом подходе такие процессы затягивались надолго, а это ещё дополнительный рейтинг для газеты. Не зря же она называлась «Скандалы»…

Илья шёл по коридору редакции, весело насвистывая про себя последний хит из репертуара Димы Билана. На сегодня была ещё работенка – редактор поручил состряпать что-нибудь «горячее» на последнюю страницу, и Сафронов размышлял, чем бы таким необычным удивить своих читателей. Скандалы про звёзд всем уже приелись, да и звёзды что-то в последнее время не спешили их заказывать. Что греха таить, все скандальные статьи про знаменитостей в газете писались непосредственно с их ведома. А как же иначе? Вот чувствует артист, что теряет популярность, на экране мелькает всё реже и реже, а это удар по престижу и, самое главное, по карману. Что делать? Конечно, бежать в газету «Скандалы», а когда за дело берутся профессионалы, рейтинг как минимум на ближайший месяц обеспечен. И чем невероятней и скандальной получается история, тем лучше – тут уж Илья не страдал отсутствием фантазии. Потом «звёзды» делали вид, что обижались, жаловались на свою нелёгкую судьбу и на негодяев-журналистов, опорочивших их хрупкое достоинство. Обыкновенный бизнес, где каждый старается продать себя любой ценой и получить максимум прибыли. Это законы рынка, и Сафронов усвоил их для себя чётко. И что бы там ни говорили недоброжелатели, определение «грязная работа» – это мытьё полов в туалете, но никак не творческий  труд журналиста.

Сафронов открыл дверь своего кабинета и болезненно поморщился. Телефон надрывался вовсю, какой-то настойчивый абонент не хотел мириться с тем, что его не слышат, и упрямо продолжал занимать телефонную линию.

Илья выждал ещё несколько секунд и снял трубку.

– Алло! Редакция газеты «Скандалы».

– Это Илья Сафронов? – то ли вопросительно, то ли утвердительно проговорил невидимый собеседник.

– Да, это я.

– Значит, тот самый журналист, который пишет про киллеров?

– Каких ещё киллеров? – Сафронов задумался, вспоминая свои последние заметки. – Про убийство банкира, что ли? Ну, я писал. Есть какие-то вопросы?

– Есть, – мрачно сказал собеседник. – Всё это полная лажа. Отстой. И кто тебя учил писать о том, чего не знаешь.

– Хм… А вы что, можете предоставить по этому делу какую-то другую информацию?

– Конечно. Самую полную.

Илья пожал плечами и придвинул к себе ежедневник.

– Слушаю вас. Кстати, может, представитесь?

– Могу и представиться. Меня зовут Китайчик.

– Кто? Китайчик? Это… тот самый киллер?

– Поменьше болтовни, – раздраженно произнёс собеседник. – Тот самый.

– Вот это да! – оживился Илья.  – Вы можете рассказать что-нибудь для нашей газеты?

– Могу и рассказать. Но не по телефону. Если хочешь, подъезжай сегодня вечером.

– Да, да, обязательно подъеду! Вы хотите дать нам интервью?

– Интервью? Ну, пусть будет интервью.

– Где мы сможем встретиться?

Собеседник ненадолго задумался.

– Давай в восемь часов на углу Лиговского. Остановишься возле магазина «Детский мир» и будешь сидеть в машине ждать звонка. Только без глупостей, не вздумай хвост за собой притащить. Всё понял?

– Конечно, конечно. Приеду один.

– Ну вот и ладушки. Номер своей мобилы мне только скажи.

Илья продиктовал номер своего телефона и довольный откинулся в кресле. Ну и ну, вот это удача! Надо же, позвонил сам Китайчик! Неуловимый киллер, который уже давно стал легендой всего криминального мира. Теперь есть чем заполнить полосу, а может быть, под это дело редактор выделит всю первую страницу! Какой красивый получится заголовок – «Интервью с киллером»!

 

Герасим закончил сервировку стола и отошёл в сторону, любуясь своей работой.

– Василий Степанович, ну как?

– Какой я тебе Василий Степанович! Я же вроде понятно объяснил – вслух никаких имён и ничего лишнего.

– Но пока же ещё…

– Никаких пока. Меня зовут Китайчик. Уясни это и веди себя естественно, как подобает человеку твоей профессии.

– Всё, Китайчик, в натуре, понял. Извини за косяк.

– Так-то лучше.

– Но всё-таки, мне кажется, затея рискованная. Этот журналист – калач тёртый, как бы чего не вышло. Ментам не заложит потом?

– Видали мы таких калачей, на поверку оказываются слюнтяями. Он прекрасно знает, кто такой Китайчик, и что его потом из-под земли достанут живым или мертвым. Да и какой здесь криминал? Квартира не моя – Инженера, у него всё чисто. Где, кстати, он ходит?

– Побежал за водкой, – зевнул Герасим. – Мы так рассудили: закуска хорошая, трёх пузырей может и не хватить. Чтобы потом не бегать, решили, так сказать, для подстраховки, ещё один взять.

– Вам бы только водку пить, нашли повод – для подстраховки…

– Так журналист же известный, а говорят, они жрут, как лошади.

– Да ну вас, – махнул рукой Китайчик и внимательно посмотрел на часы. – Сейчас буду звонить, пора. И смотрите мне, – погрозил пальцем он, – с алкоголем аккуратнее. Завтра работа.

 

Илья Сафронов приехал за десять минут до назначенного времени. Площадь возле магазина «Детский мир» вся была заставлена машинами, и ему с трудом удалось припарковаться в самом углу прямо под знаком «Стоянка запрещена».

– Понаставили тут знаков! – выругался Сафронов. – Пусть попробуют штрафануть, я такое про них напишу – пожалеют, что форму надели.

Он достал свой рабочий диктофон и проверил заряд батареи. Должно хватить на пару часов. Другой диктофон был спрятан во внутреннем кармане пиджака и всё время был включен, автоматически записывая все окружающие звуки. Это была маленькая журналистская хитрость – собеседники, как правило, не подозревали, что запись ведется непрерывно с первой секунды разговора, а второй диктофон служил больше для отвода глаз.

Мобильник зазвонил ровно в восемь. Китайчик отличался пунктуальностью.

– Ты на месте? – уточнил он.

– Да, стою возле «Детского мира».

– Выходи, дальше пойдёшь пешком. Запоминай адрес…

 

Киллер соблюдал конспирацию, и журналисту пришлось пройти целых два квартала, пока он добрался до нужного дома. Да ещё оказалось, что лифт в подъезде не работает, и пришлось подниматься пешком на шестой этаж. Остановившись у нужной двери, Сафронов отдышался и осторожно нащупал кнопку звонка. Не имея должного опыта общения с наёмными убийцами, он на всякий случай улыбнулся и сделал приветливое выражение лица, чтобы киллер случайно не принял его за другого и, чего доброго, не пристрелил по ошибке.

Но волновался он напрасно: встретили его приветливо, да ещё оказалось, что  Китайчик был не один, а с двумя приятелями, которых он представил как своих коллег по работе.

Правда, его приятели как-то не очень походили на киллеров. Первый, по прозвищу Инженер, был невысокого роста, слегка ссутулился, а длинные седеющие волосы и впалые глаза делали его действительно больше похожим на инженера или преподавателя университета, нежели на наёмного убийцу.

Второй представился Герасимом, у него было богатырское телосложение, простецкое лицо и хитрая блуждающая улыбка, приковывающая внимание собеседника. Илье подумалось, что Герасиму свойственна некоторая сентиментальность: отправляя клиентов на тот свет, наверняка, в душе он всё же испытывал сожаление по своим жертвам.

Зато сам Китайчик, который пригласил его на встречу, как раз походил именно на наёмного убийцу – закалённое суровое лицо со шрамом, холодные недобрые глаза, казалось, прожигали насквозь. Он один не улыбался, лишь хмуро пожал руку и кивнул по направлению комнаты.

– Проходи.

Стол уже был сервирован на четверых, различных закусок было в изобилии, а в центре гордо стояла запотевшая бутылка «Смирновки».

– Ну давай за встречу с журналистом! – весело проговорил Герасим, откупоривая бутылку.

– Давай, – согласился Инженер и с готовностью подвинул к себе рюмку. – Хорошо придумал Китайчик с газетой – вот хоть на старости лет войдём в историю.

Илья достал диктофон и блокнот с ручкой.

– Ничего лишнего писать не буду, только то, что вы посчитаете нужным, – привычно пробормотал он.

– Да ты не волнуйся, браток, – хохотнул Герасим, – ничего лишнего мы тебе и не расскажем.

Остальные тоже дружно рассмеялись.

– Думаешь, легко нам, киллерам, – ворчливо проговорил Инженер. – Мы как сапёры – одна ошибка и каюк. Работа нервная, тяжёлая. Командировки, разъезды, а расходные материалы – оптика, оружие, патроны… Знаешь, сколько сейчас всё это стоит? Работа, как говорится, не сахар, а служба не мёд...

– Да-а, – кивнул Герасим. – А условия какие, в натуре! Иногда на чердаке по два дня приходится лежать или того хуже... Ты пиши-пиши, пусть знают, а то думают, что всё нам халява, ещё и завидуют наверное.

– Не говори, – мрачно отозвался Китайчик. – Проще на завод пойти, за станком смену отстоять и гуляй потом, голова не болит. А тут же никакого продыха, с одной стороны –  бандиты, с другой менты – и все норовят тебя прихлопнуть.

Илья вежливо кивнул, делая пометки в блокноте.

– А вот я слышал, что киллеры работают поодиночке, а вас сразу трое?

– Дык мы поодиночке и работаем, – улыбнулся Инженер. – А собираемся вместе раз в году, традиция у нас такая – отмечать дембель. Мы ведь служили вместе, воевали даже. Вот встречаемся, боевых товарищей поминаем и... своих жертв заодно. Сегодня Китайчик решил сюрприз нам сделать, увековечить, так сказать, подвиги наши. Давай, Герасим, наливай!

Герасим с готовностью разлил водку по рюмкам:

– За журналистов!

– Да, помню, заказали одного, – продолжал Инженер, – наглый был как танк. Писал всякую фигню про кого не надо было. И вот… – он осёкся, перехватив недовольный взгляд Китайчика. – Гм... В общем, подонков везде хватает, а хорошие люди везде нарасхват.

– Да, да, – поддержал его Герасим. – В натуре! Нарасхват! Давайте выпьем за хороших людей. За нас, в общем!

Илья сделал глоток и решил перевести разговор на другую тему.

– Нашим читателям будет интересно узнать, не могли бы вы припомнить какие-нибудь забавные моменты из вашей... практики?

– Это сколько угодно, – весело отозвался Герасим. – Приколов много бывает. Вот у меня был случай. В середине девяностых… Лихие тогда были времена, работы завались, а киллеров развелось как собак нерезаных, да не все выжили, отстреливали их тоже, мода была такая, в натуре – концы в воду мочить. Боялись мы, действовали, типа, осторожно и на связь выходили с заказчиками в камере хранения на вокзале.

– Как это в камере хранения? – переспросил Илья

– Ну, за мной там была забита ячейка, и в определённое время  я должен был приходить туда и забирать заказы. И вот однажды приезжаю я на вокзал, то бишь на работу. В камере пакет, я его беру и быстренько сваливаю оттуда. И что же ты думаешь? Приезжаю домой, открываю его, а там моё фото! Моё! Я там! Типа, работа, аванс лежит, как положено, описание и заказ на самого себя! Представляешь?

– Как же такое может быть? – удивился Илья.

– А так, – усмехнулся Герасим. – Беспредел был в то время, бандюки палили друг в друга как хотели, боялись, и бардак у них, конечно, творился. А с киллерами на связь все выходили одинаково. Я и смекнул, что после последней работы меня, значит, типа, убрать задумали, но перепутали, остолопы и заказ положили мне же на самого себя. Тут я, конечно, малость струхнул. Ведь если заказ пришёл, всё равно пришьют, сам знаю, у нас с этим делом строго. Собрал все бабки, позвонил корефанам, нотариусу, сунул по дешёвке квартиру, машину, взял билет в загранку. В общем, быстро всё сделал, за день управился. И что же? Открываю напоследок пакет, чтобы хоть бабки забрать, а там на дне ещё открытка лежит. Думаю, что за хрень? Достаю её, а на открытке надпись с обратной стороны: "С первым апреля!" Гляжу, ё-моё, на календаре первое число и апрель месяц. Вот, блин, в натуре, пошутили! Прикололись, значит, собаки…

Другие киллеры шумно рассмеялись.

– Ты ещё расскажи, как потом квартиру и машину обратно выкупал, – гоготнул Инженер, разливая водку.

– Сам хорош, – отмахнулся Герасим.

– Да, у меня случай интереснее был, – ухмыльнулся другой киллер. – И свежий, недавно ведь, всего-то пару лет назад. Мы уже не прятались, обленились, значит, и заказы мне прямо в почтовый ящик бросали. Он у меня тип-топ, закрывался на двойной замок, и я, не выходя из подъезда, уже знал, кого нужно убрать.

И вот, значит, застой, полгода работы нету, безработица, блин. Каждый день почту проверяю, ничего, хоть шаром кати, а у меня уже бабки кончаются, думаю, наверно, уже пора профиль менять. И вдруг наконец-то, пришёл! Заказ! Да не простой, а сразу на четверых! Вот, думаю, бабла сшибу, все – политики, кандидаты какие-то в местную думу.

Он сделал паузу и налил себе водки.

– В общем, трудно, конечно, пришлось. Повозился с ними, пока каждого вычислил и прихлопнул. Но всё сделал чисто, как в аптеке, – радуюсь, значит. А денег, ну этой… оплаты почему-то нет и нет! Думаю: вашу мать, неужели кинули? А потом что оказалось?! Возвращаюсь как-то домой, вижу: листки эти с моими заказами рассыпаны прямо возле мусорки. Что за чёрт! Сравниваю – один к одному! Вот, блин! И тут только до меня дошло. Это оказывается у них такая предвыборная агитация была, и мне в ящик рекламу кинули этих... кандидатов с их, мать... программами. Так обидно стало! Столько времени, нервов угрохал, и всё зря – бесплатно!

– Это всё лень, – рассмеялся Герасим и достал ещё одну бутылку. – От жизни отстал, соображать надо, в натуре, что к чему. Ну а ты, Китайчик, расскажи что-нибудь для газеты.

– А чё базарить, работа как работа, – вяло отозвался киллер. – Будни. Ну, – зевнул он, – недавно столкнулся с дилеммой.

– Попроще можешь говорить? Мы же тут не на учёном совете.

– В общем, заказали мне клиента, ещё и работа срочная. И сложная – нельзя просто убрать, а нужно устроить несчастный случай или сделать так, чтобы тело потом не нашли. Тут лишние головняки – труп надо прятать или что-то выдумывать. А мы с друзьями в этот день хотели зависнуть, отметить праздник. Что делать? Работа-то ответственная, не выпить, ничего лишнего, как в спорте. И что я тогда придумал. Позвонил своему клиенту и пригласил его к себе в гости. И вот, не выходя из дома...

– А как вам удалось его обмануть и заманить к себе? – осторожно спросил Илья.

– Да очень просто, зачем обманывать. Позвонил, представился как киллер. Клиент – журналист известный, сенсации ему нужны, блин. И приехал как миленький! Это же... непуганые идиоты.

Илья почувствовал как к горлу подступает комок.

– И ч-что?

– Что-что, – зевнул Китайчик и медленно достал из-за пазухи пистолет. – Приехал же. А труп потом сбросим в реку, не первый раз, всё уже отработано.

– Только в голову не пали, от крови ковёр потом не отмоем, – предостерёг Инженер, отступая в сторону

Илья побледнел и как завороженный смотрел на дуло пистолета.

– Но вы же с-сами... обещали...

– Ты как первый раз на свет родился, – усмехнулся Китайчик. – В сказки веришь? Что киллеры тебе будут интервью давать?

Герасим и Инженер дружно рассмеялись.

– Да, Китайчик, ты ещё, конечно, тот. Работа на дому, ха-ха. Молоток, приколол, приколол всех!

– А на завод в своей последней статье ты зря наехал, – продолжал киллер. – Факты надо проверять, прежде чем всякую чушь молоть. Нехорошо. А меня извини, тут только бизнес и ничего личного. Так что, браток, прощай!

Илья попытался встать, но ноги стали как ватные. По спине пробежал озноб, холодный липкий пот заливал глаза. Киллеры что-то ещё говорили, но все звуки проходили мимо, и журналист слышал только нарастающее гудение в ушах. Оно становилось уже невыносимым. Внезапно комната покачнулась, направленное на него оружие дёрнулось вместе с ней, и всё разом померкло…

Илья очнулся от присутствия чужих рук – кто-то настойчиво хлопал его по щекам. Открыв глаза, он увидел перед собой озабоченное лицо Герасима. По телу прокатилась волна животного страха.

– Тсс, – Герасим поднес указательный палец к губам. – Не шуми только. Планы изменились. Решили в квартире не стрелять: соседи услышат, мало ли что. И труп неохота потом тащить. Просто сделаем – камень на шею и в реку. Опыт есть какой-никакой.

Илья с ужасом смотрел на Герасима. Этот вариант его мало успокоил, и мысли с трудом двигались в нужном направлении.

– Да ладно, не боись, – ободряюще улыбнулся Герасим. – Они в другой комнате в карты играют. А я тебе помогу. Китайчик уже достал, этикет не блюдёт, притащил работу на дом, блин, и нас всех подставляет. Сейчас тебя выведу отсюда, пусть нормально убивает, в натуре, охотится, а то совсем уже мозги набекрень. Пошли!

Илья никак не мог выйти из ступора. Но сообразил, что лучше последовать совету опытного товарища. Он вытер холодный пот со лба, машинально поднялся и, словно в тумане, направился вслед за Герасимом. Тот шёл на цыпочках, поминутно озираясь назад и делая Илье какие-то знаки.

Дверь соседней комнаты была прикрыта, оттуда доносились нетрезвые голоса других киллеров. Герасим осторожно миновал тесную прихожую и подошёл к входной двери.

– Ну, давай, журналист, беги если успеешь, – насмешливо проговорил он, вставляя ключ в замок. – Ложись на дно. И больше не будь таким лохом, постарайся пожить подольше.

Сафронов не стал дожидаться повторного приглашения и рванул вниз по лестнице. За считанные секунды он долетел до первого этажа и выскочил из подъезда, заметавшись от страха в ожидании возможной погони…

 

Но погони журналист опасался напрасно, если бы в это время он вернулся назад, то застал бы весьма забавную картину – киллеры катались по полу и тряслись в конвульсиях, захлебываясь от душившего их хохота.

– Ой, не могу! – заливался Герасим. – Видели бы вы его глаза, когда он убегал: по пять копеек штука! А ему ещё босиком два квартала до своей машины топать.

– Да, классно мы его разыграли! – веселился Инженер. – Давно я так не смеялся. Василий Степанович, где вы такую красивую пушку достали?

– Купил в магазине игрушек.

– В магазине, ха-ха... игрушек! – не в силах сдержать приступа безудержного смеха, Инженер снова повалился на пол.

– А ты тоже выдал историю! Про депутатов! И этот всё за чистую монету принял.

– Да, журналист какой-то странный оказался. И нервный! Все планы нам чуть не испортил. Игрушку увидел, и сразу в обморок.

– Хм, интересно, что он будет теперь делать? – Инженер наконец-то принял вертикальное положение

– Что-что – прятаться! Заляжет на дно как мышь и будет дрожать от каждого шороха. Теперь, думаю, мы надолго отбили у него охоту всякую фигню печатать.

– Вот так с ними и надо, – строго проговорил Василий Степанович. – А то, как про наш завод гадости писать, так он герой. Директор завода – я, значит, ворую направо и налево, главный инженер взятки берёт, производство всё развалили. Облил грязью с ног до головы и в сторону. Думал, это ему с рук сойдёт.

– Да продажные они, эти журналисты, – развёл руками Герасим. – Эх, а в роль киллеров мы хорошо вошли, такие актёрские таланты пропадают!

– Таланты талантами, а завтра на работу, – нахмурился Василий Степанович. – Повеселились и ладно. Тебе, кстати, отчёт предстоит готовить, да ещё инвентаризация на носу.

– Ну давайте, что ли, на посошок. За искусство! – предложил Инженер, разливая водку.

– Давай за искусство! – кивнул Герасим. – Вон она, какая, наша жизнь – одно, в натуре, искусство!

 

Илья Сафронов тем временем уже выехал за пределы города и на предельной скорости мчался по пустынной ночной трассе. Его до сих пор била нервная дрожь, и машина несколько раз вылетала на встречную полосу на поворотах.

«Так, нужно успокоиться, – сказал себе Илья. – А то вообще никуда не доеду. Ничего страшного, сейчас позвоню Паше, и всё решится. Как я сразу не догадался»…

Он схватил мобильник и набрал номер своего приятеля, который работал в местном РУОПе, занимаясь борьбой с организованной преступностью.

Абонент отозвался сразу:

– Майор Канивец слушает.

– Паша, – обрадовался Илья. – Привет! У меня для тебя отличная новость. Я знаю, где сейчас прячется Китайчик.

– Илья, ты, что ли? Привет! Какой ещё такой Китайчик?

– Ну, тот киллер, которого никак не могут поймать. Он сейчас как раз гонится за мной.

– Не понял, так прячется или гонится?

– Долго объяснять. В общем, попал я в неприятную историю, там было сразу три киллера, и один из них самый главный – Китайчик. Хотели меня замочить, еле вырвался.

– С тобой всё в порядке? Пьёшь, что ли?

– Да какой там, за рулём сейчас, из машины звоню. Записывай адрес.

– Твой адрес?

– Да не мой – Китайчика! Паша, что ты так медленно соображаешь? Нужно брать его, иначе мне кранты. Меня заказали!

– Так, давай ещё раз по порядку. Ты сейчас где?

– Еду в машине. За городом.

– Кто тебя заказал?

– Не знаю! Понимаешь, киллер позвонил в редакцию и пригласил меня в гости. Мы выпили, и тут он достаёт пистолет…

– Значит, всё-таки выпили? И ты потом сел за руль?

– Да я всего-то пару рюмок. Дело не в этом…

– Илья, – терпеливо проговорил майор. – Я знаю, ты классный журналист, но пойми, что в реальности никакого Китайчика не существует, это просто миф, который выдумали и раздули твои коллеги из криминальной хроники.

– Миф, говоришь? Я только час назад сидел с ним за столом и пил водку.

– Водку, значит... И что ты от меня хочешь?

– Помощи! Меня чуть не убили!

– Ладно, давай сначала. Значит, тебе позвонил Китайчик и пригласил к себе домой. Так?

– Так.

– Потом вы выпили…

– Да, и там было ещё два киллера – Герасим и Инженер! Все настоящие профи. Китайчик хотел меня вначале застрелить из пистолета, но потом они передумали и решили меня утопить.

– Утопить? В ванне?

– Да нет же, в речке. Герасим сказал, что так проще – камень на шею и каюк…

– Ну, для Герасима это привычно.

– Ну вот! Ты знаешь Герасима? Его тоже можно повязать, они там все вместе.

– Илья, – вздохнул майор. – Я устал, как собака, а тут ты ещё со своими дурацкими историями. Расскажи их своему редактору, у меня своей работы полно.

– Но это срочно! Он хочет меня убить!

– Кто?

Китайчик!

– А Герасим?

– Герасим, вообще, тут ни при чём. Наоборот, пока киллеры играли в карты, он помог мне убежать.

– Понятно, – ласково проговорил майор. – Киллеров всего было трое. Вначале они собрались тебя застрелить, потом утопить, но передумали и сели играть в карты, а ты в это время сбежал.

– Они не передумали, они будут меня искать!

– Когда доиграют партию?

– Паша, не смейся, всё серьезно! Это сам Китайчик!

– Знаешь, в этом деле я не могу уловить одну существенную деталь.

– Какую деталь?

– На чём ты сидишь?

– Говорю же тебе, в машине.

– Не в этом смысле. Что ты сейчас принимаешь?

– Паша, мы теряем время. Срочно высылай опергруппу брать киллеров!

– Вот что я тебе скажу, Илья. Не знаю, на чём ты сидишь, но предупреждаю – наркота тебя до добра не доведёт! Да ещё и за рулем, что случится, здесь я тебя уже не отмажу.

– Какая наркота? Ты о чём? Я у тебя помощи прошу!

– Помочь могу. Есть у меня один хороший знакомый, у него своя клиника, лечение анонимное. Как надумаешь – звони…

– Да пошёл ты! – выкрикнул Илья и отбросил мобильник в сторону.

«Какие же они всё-таки тупые, эти менты! Тут вопрос жизни и смерти, а он ни фига  не соображает».

Сафронов посмотрел на приборную панель и чертыхнулся. Бензин был почти на нуле, не проскочить бы заправку. Он похлопал себя по карманам, деньги и кредитки, слава богу, были на месте.

«Да ну вас всех к чёрту! Уеду куда подальше, куплю себе домик в деревне, и фиг кто меня там достанет. Заведу хозяйство, буду жить на природе и наконец хоть отдохну и высплюсь по-человечески. Как всё надоело – политика, интриги, дурацкие статьи и штамповки... Да гори оно всё синим пламенем»!

Илья потянулся, достал мобильный телефон и, размахнувшись, выбросил его в открытое окно.

– Так-то оно лучше, – усмехнулся он и снизил скорость, высматривая вдали огни автозаправочной станции.

 

2010