Пожар

Забавный случай произошел в редакции газеты "Новое время". Известный в народе поэт Борис Прялкин принес в редакцию рукопись своего нового поэтического произведения с простым и ясным названием: "Пожар". Речь в стихах шла о беззащитной, отвергнутой душе поэта, которая сгорала из-за отсутствия любви и взаимности.

Душа воспламенялась, плавилась, и потушить этот пожар никто уже был не в силах. Вот такое грустное стихотворение о любви...

    В газете был дан анонс следующего выпуска, где планировалось поместить стихотворение Прялкина. Главный редактор газеты не любил стихов, но уважал поэтов, тем более известных в народе, поэтому, положив рукопись себе в стол, он даже не взглянул на нее, надеясь поручить правку и редакцию "Пожара" кому-нибудь из своих помощников.

    А на следующий день в редакцию газеты "Новое время" нагрянула пожарная инспекция. С очередной проверкой противопожарной безопасности. Пожарники дотошно осматривали помещение, придирались к электропроводке и ко всему, к чему можно было придраться. В конце концов, они выписали редакции крупный штраф и обязали всех сотрудников тщательно изучить и запомнить инструкцию противопожарной безопасности. Редактор так устал и измучился во время этой проверки, что сунул инструкцию себе в стол, быстро собрался и уехал из редакции. Восстанавливать здоровье и утраченные нервы.

Поздно вечером ему позвонил один из заместителей, и взволнованно сообщил:

    – Мы анонсировали в этом выпуске стихотворение Бориса Прялкина "Пожар", сейчас набираем материал и нигде не можем его найти!

    – Возьмите у меня в столе и, ради бога, оставьте меня в покое! - раздраженно прокричал редактор и бросил трубку.

    Заместитель плохо разбирался в поэзии, поэтому он открыл редакторский стол, взял инструкцию противопожарной безопасности, и, сравнив ее с названием произведения, передал дежурному редактору.

    Тот, ознакомившись с инструкцией, озадаченно почесал голову. Вскоре в квартире главного редактора газеты "Новое время" раздался очередной телефонный звонок.

    – Слушаю! - произнес главный редактор.

    –Я звоню насчет стихотворения "Пожар", – осторожно проговорили на том конце провода.

    –Хватит! Оставьте меня в покое, по всем вопросам – к моему заместителю! - прорычал редактор и с силой отшвырнул телефонную трубку.

    Заместитель, выслушав все сомнения дежурного редактора, предложил тому отредактировать произведение и поторапливаться со сдачей номера в набор.

    –Но оно не соответствует никаким поэтическим и литературным канонам! – взмолился редактор. – Как можно пропустить такое в печать!

    – Это народный поэт! – возмутился заместитель. – Главный редактор одобрил, так что не умничай и занимайся своим делом!

    У дежурного редактора был большой стаж работы в разных газетах и журналах. Но за все это время ему ни разу не приходилось сталкиваться с такими трудностями. Тем не менее, редактор сделал все, что было в его силах, и очередной тираж газеты вышел точно в положенное время.

На четвертой полосе "Нового времени" в рубрике "Поэзия" красовалось загадочное стихотворение с не менее загадочным названием "Пожар"...

 

    Главный редактор "Нового времени" рано утром приехал в редакцию и стал просматривать свежий номер газеты. Перечитав в рубрике "Поэзия" инструкцию противопожарной безопасности, он схватился за голову: "Совсем распустились эти поэты! Как можно писать такую белиберду"! Ну, Прялкин...

Тут в дверь постучали, и, не дождавшись приглашения, в кабинет ввалился инспектор противопожарной безопасности, волоча за собой какой-то стенд и два огнетушителя.

    "Еще этого черт принес"! – устало подумал редактор и стал шарить в столе в поисках злосчастной инструкции.

    Но инспектор, на удивление, в этот раз не был таким рассерженным, как вчера, а напротив улыбался.

    – Молодцы, так держать! – произнес он с порога. – На критику отреагировали оперативно! Я снимаю с вашей редакции штраф, и дарю вам стенд противопожарной безопасности с двумя огнетушителями в придачу!

    – Редактор изумленно смотрел то на инспектора, то на стенд с огнетушителями, не в силах уловить смысла происходящего. Инспектор тем временем жестом фокусника извлек из кармана бутылку коньяка и торжественно водрузил ее на редакторский стол.

    – От нашего отдела!

    Выражение лица редактора потеплело, он сноровисто достал два стакана и нетерпеливо откупорил бутылку...

 

    Тем временем поэт Борис Прялкин проснулся в прекрасном расположении духа и отправился в газетный киоск, предвкушая возможность в очередной раз искупаться в лучах своей поэтической славы. Купив газету, он открыл последнюю страницу и обнаружил там инструкцию противопожарной безопасности. Причем, автором инструкции являлся сам Прялкин, и именовалась она почему-то стихотворением.

Прялкин тупо дочитал инструкцию до конца, перепотрошил всю газету и, не найдя там своего литературного произведения, помчался в редакцию.

Главный редактор с пожарником допивали вторую бутылку коньяка, поэтому появление в кабинете рассерженного поэта не вызвало у них никаких эмоций.

    – Это что такое? – воскликнул с порога Прялкин, размахивая свежим номером газеты.

    – Газета, – равнодушно произнес редактор и наполнил стаканы.

    – Где мое стихотворение? – прокричал поэт.

    – А, Прялкин! – обрадовался редактор, наконец-то сфокусировав свой взгляд на поэте. – Садись к нам за стол!

    Пожарник тоже оживился при виде поэта, сунул ему стакан и произнес очередной тост:

    – За поэзию!

    Прялкин молча выпил и вопросительно уставился на редактора.

    – Молодец! – похвалил его тот. – Рейтинг газеты стремительно вырос, нам благодарность от пожарной охраны и от главы администрации. А тебя, – редактор понизил голос, – приглашают на какой-то симпозиум поэтов-авангардистов.

    Прялкин очень любил симпозиумы, поэтому неожиданно потерял весь запас заготовленных слов и выражений. Он хотел было что-то уточнить, но потом махнул рукой, сообразив, что сейчас это делать совсем не к месту.

 

    Домой Прялкин попал только к вечеру. Под впечатлением выпитого коньяка и похвалы редактора, он тут же хотел состряпать какие-нибудь поэтические строчки. Но потом передумал и в задумчивости зашагал по своей комнате.

    Через некоторое время в газете появилось новое стихотворение Бориса Прялкина, которое называлось "Между молотом и наковальней". Слева от названия, маленькими буквами красовалась авторская приписка: "Инструкция по технике безопасности на кузнечном производстве"...

    Прялкина приняли в клуб поэтов-авангардистов, а главный редактор газеты, узнав историю случайной подмены рукописи, долго смеялся и решил не наказывать своего заместителя, а оставить все в тайне. С тех пор редактор полюбил поэзию и иногда на досуге перечитывал произведения Бориса Прялкина, ласково ругался при этом, добродушно называя всех поэтов пожарниками-авангардистами.

 

 

1998