Такая работа

Наступала зима, дни становились всё короче, а ночи длиннее. Законы природы на самом деле очень просты, если не принимать их близко к сердцу... Я стоял у окна и смотрел на знакомый пейзаж, на людей, которые спешили домой после рабочего дня. У каждого из них были свои дела, свои заботы, свои печали и радости. Работа, дом, работа... Вечный круговорот природы, круговорот отношений, круговорот жизни, который так засасывает в своё болото, что иногда теряешь бдительность и погружаешься в эту трясину с головой. Увы, часто нам приходится делать совсем не то, что хочется, и жить совсем не так, как нравится. Что за такая странная необходимость?..

Вот зачем нужна работа? Сейчас этот вопрос был для меня актуален, так как скоро вопреки моему желанию и настроению нужно было идти на эту самую работу – выполнять заказ. Наверно закон на работе один – подчиняться определённым условиям, приказам и существующим традициям, грубо говоря – отдавать себя во временное рабство, получая за это взамен материальную свободу.

Интересно, а как я продаю себя в рабство? Во всяком случае, работа пока меня устраивает. Первая причина – это деньги, но ещё куда важнее – свобода. Хоть и относительная, но свобода. Я не связан временем, мне не нужно идти каждый день с утра в офис или на завод – гибкий и удобный график. Вроде бы… Но есть и обратная сторона, законы равновесия ещё никто не отменял. У меня нет гарантированной месячной зарплаты, всё зависит от исполнения заказов, и каждый оплачивался отдельно. Если я не справлюсь, то не получу деньги, если сорву сроки, меня ждёт неустойка или ещё чего хуже... А заказы выполнять, ох, как не просто. Тут помимо специфических знаний предмета нужна изобретательность, терпение и некоторая доля везения. Спрос рождает предложение, а предложения без спроса просто умирают. К каждому клиенту нужен особый подход, иногда прикладываешь столько сил, усилий, и всё ради одного незначительного эпизода. Но самое главное в нашем деле – это результат…

Вот и запищал мобильник. Мелодия звонка полностью соответствовала моему настроению: грустная, протяжная и дурацкая. Я нажал на зелёную кнопку ответа и услышал знакомый голос.

– Привет! Клиент будет через час на месте, выезжай. Как понял?

– Всё понял, еду.

Связь сразу же отключилась. Да, многословие в нашем общении иногда бывает излишним.

Я с тоской посмотрел в окно. Уже окончательно стемнело, погода диктовала свои условия – задувал сильный ветер и начинал накрапывать дождь. Хорошего мало. Клиента вполне можно было перехватить сегодня днём в офисе, но не сложилось – нужно ехать к нему домой.

Пора заказывать такси. Я набрал номер известной в городе таксомоторной фирмы и продиктовал адрес. Приятный голос диспетчера сообщил, что машина прибудет через десять минут.

Эх, дороги, дороги… У каждого они свои, но перекрестков так много, что всё в жизни неизбежно пересекается – мы сталкиваемся друг с другом, горя желанием первыми выбраться на главную трассу. Трудно в таких ситуациях оставаться простым наблюдателем, когда кто-то норовит тебя обогнать, пройтись по голове и столкнуть на обочину. Хочется ответить тем же или хотя бы плюнуть вслед особо резвым спринтерам.

"Не суди, да не судим будешь"! Хорошая заповедь с глубоким философским и духовным смыслом. Кого тут можно судить? Каждый в этой жизни просто делает свою работу, а человек по своей сути и так изначально обречён, и только смерть станет его высшей судебной инстанцией. Решение принимается заранее. Принимаются наверху, и не там, где мы обычно себе представляем, а на самом что ни на есть верху. На небе ли, в космосе, в параллельном мире – кто его разберет. Но как говорили ещё древние и не очень древние философы-фаталисты, если тебе что-то предначертано в жизни, то никуда ты уже не денешься. Никуда, родимый, ты не уйдёшь и не убежишь от себя самого и от своей судьбы. Если известна дата рождения, что мешает узнать дату смерти? И кому-то останется лишь зафиксировать её, поставив последнюю точку в этом смертельном пророчестве.

И не надо истерик, ведь, по большому счету, смерть – это вовсе не конец всей жизни, а логическое окончание телесного существования. Избавление от страданий и переход на новый качественный уровень. И ещё спорный вопрос, что лучше: умереть в расцвете сил, в здравом уме и памяти или от мучительных болезней в одряхлевшем старческом теле. Да и как говорил великий поэт Александр Башлачев: «Ведь совсем неважно, от чего помрёшь, ведь куда важнее – для чего родился»…

Такси прибыло даже быстрее, чем я ожидал. Яркий свет фар осветил серый прямоугольник двора и замер возле моего подъезда. Кушать подано, господа! Хорошо работает этот сервис, приедут в любое время, отвезут в любое место, куда тебе надо, хоть на кладбище. Только плати. За всё нужно платить – ещё одна избитая аксиома этого мира.

Я накинул куртку, схватил рабочий дипломат и вышел из квартиры. Серебристая «девятка» с гордой вывеской «Такси Сатурн» стояла прямо у моего подъезда. Мне подумалось, что называть таксомоторные фирмы именем планет красиво и эстетично, и что каждый человек подсознательно стремится к эстетике, даже если он полный идиот.

Я забрался на заднее сиденье, и как Гагарин во время своего первого полёта в космос, скомандовал: «Поехали!» Эх, почему я не стал космонавтом? Как хорошо было бы помечтать, пофилософствовать среди звёзд и небесных светил, в открытом космосе, а не на пыльном сиденье в салоне чужого автомобиля. Но каждый сам выбирает свой транспорт. Иисус Христос вообще въехал в Иерусалим верхом на осле, и история до сих пор считает это пиком высшего пилотажа.

Машина медленно выехала со двора и свернула на главную магистраль, плавно набирая скорость. Ночные улицы навевали легкую грусть. Город только недавно жил, двигался, а теперь всё медленно замирало, лишь ночные фонари напоминали о том, что это ещё не смерть, а просто ночная тьма, и что завтра всё проснётся и повторится сначала. Как всё возвышенно и печально! Как приятно и заманчиво двигаться по жизни, разгоняться всё быстрее, быстрее и быстрее. Жизнь раскручивается, как юла и ускоряется настолько, что из неё целыми кусками начинают выпадать события, люди и целые эпохи… Это движение подчиняет себе и нас. Беспристрастные программисты создают целые цифровые миры, пытаясь захватить как можно больше свободного пространства. Ведь чем больше цифр, тем мощнее программа. А чем мощнее программа, тем больше у неё шансов поглотить все остальные. Цифра не должна думать, вернее, должна, но только в определённых пределах. Если изначально эти пределы неограниченны и бесконечны, то по мере приобретения общественного статуса, они сужаются до минимума. И каждому стараются внушить, что этот минимум и есть максимум, и только в пределах этих границ возможно существование.

Но программисты хорошо понимают: чтобы удержать добычу в своих сетях, нужно сделать её пребывание там как можно комфортным и приятным. Вот телевидение – какое величайшее изобретение человечества! И подчинить его цифре – раз плюнуть, вернее, два раза, так как в коде программы есть две составляющие – ноль и один. Криминальные новости, боевики, убийства, насилие, да и просто всякая тупость для массовых мозгов – пропаганда всего чёрного со знаком плюс, умело скрываемая под маской всеобщего восхищения и восторга. Победители у нас всегда в почёте! Торжествуют и герои, и те же бандиты и негодяи, которые после отключения камеры просто стирают грим и идут домой считать свои заработанные деньги. Побеждают сценаристы, режиссёры, продюсеры... В проигрыше остаются только доверчивые зрители, ведь рано или поздно иллюзия кончается вместе с последним титром одноименной постановки. И хорошо бы найти эту грань, определиться: мы ещё живём? Или уже нет, и в этой жизни нас держит лишь простая формальность – официальная бумага с подписью даты смерти?

Отформатированное сознание не может проследить будущее дальше своей могилы на кладбище, лишние файлы стёрты и заменены лозунгом: чувак, расслабься и будет всё оей! Культура умело подменятся штамповкой, духовность – исполнением определенных ритуалов, и всё катится куда-то в тартарары... Об этом говорил ещё две тысячи лет назад Иисус Христос. Но кто будет прислушиваться к словам, которые не могут поместиться в памяти цифрового компьютера?..

Я попросил шофёра остановиться немного ближе, расплатился и вышел из машины. Вот теперь временное рабство моего водителя закончилось, и он поехал в поисках других временных рабовладельцев. Всё в нашей жизни временно. Я посмотрел на часы, с этим сервисом выходит ещё хуже, приехал слишком рано, теперь придется мёрзнуть в ожидании клиента. Ну, хоть прогуляюсь немного.

Ничего интересного изначально эта прогулка не предвещала. Серые безликие дома, пыльный тротуар, вся накопившаяся за день грязь скрипела под ногами или темнела где-то поблизости. Вот ведь как получается, если не смотреть под ноги, вроде бы грязь незаметна, можно просто ходить и думать о приятном. Можно всю жизнь ходить и думать о приятном! Правда, время от времени всё же рекомендуется смотреть вниз, чтобы не угодить в какой-нибудь открытый канализационный люк. А с этим городом и с этими улицами ничего страшного не случится – поутру на работу выйдут дворники, и всё здесь снова будет сверкать чистотой и порядком. Рано или поздно всё в нашем мире будет сверкать чистотой и порядком, если, конечно, в это верить.

Миновав тёмную подворотню, я подошёл к нужному подъезду. Дверь была закрыта на кодовый замок, но шифр мне был известен. И зачем вообще в подъездах ставят эти кодовые замки? Кому очень надо, тот и так попадёт внутрь, попадёт куда угодно и сделает всё, что посчитает нужным. В этом мире выживают самые сильные и целеустремлённые. Но вот именно что выживают... А слова "жить" и "выживать" так похожи по смыслу.

Оставалось ещё пятнадцать минут, да и клиент вполне мог задержаться. Ох уж эти руководители, чиновники, бизнесмены и прочие вечно занятые особы. Всегда приходится их ждать. Проще иметь дело с нормальными людьми, а ещё лучше – вообще ни с кем не иметь дела...

Я отошел в глубь двора и присел на лавочку. Рядом виднелась детская площадка – посредине стоял какой-то причудливый замок с веревочными тренажерами, горками, баскетбольными кольцами и каруселями. Площадка не освещалась, сейчас она казалась какой-то мрачной и безжизненной. Но завтра выглянет солнце, и она наполнится детскими голосами. Она наполнится чистым светом, наполнится жизнью тех, кто ещё не успел стать цифрой, кто от рождения ещё не потерял способность просто радоваться жизни и верить в исполнение своих самых заветных желаний. Хорошо во что-то верить и оставаться оптимистом.

Да и что я так сгущаю краски? Да, в наш век технологий и штамповок за уютную сытую комфортную жизнь неизбежно нужно платить, и плата эта не всегда материальна. А когда оно в целом было лучше? История жестока и неумолима. Голод, нищета, безысходность – спутники долгих столетий нашей жизни. Бесконечные войны, варвары, крестоносцы, завоеватели... Народные герои, о которых слагали былины, которые славились своей жестокостью и пролили море крови во имя своих народов и своего же величия... Да что там далеко ходить, революции, становления режимов – миллионы расстрелянных, замученных, раздавленных тоталитарной машиной. Зачем? Почему? Во имя чего всё это? Конечно, история хранит в себе и много чего хорошего, чистого, светлого, доброго. Но как-то получается, что мрак впитывает в себя этот свет, и как-то получается, что имя нашему миру – тьма. Так грустно и печально, что хочется верить в обратное...

Двор ослепил свет фар, красный "Ауди" неспешно миновал тёмную арку подворотни и, сделав небольшой разворот, остановился прямо у подъезда.

Наконец-то!

Из машины сноровисто вылез телохранитель и, строго зыркнув по сторонам, открыл переднюю дверь, услужливо помогая клиенту выбраться наружу.

Дальше так называемый "телохранитель" повёл себя странным образом – распахнул дверь подъезда и пропустил клиента вперёд. Хотя по инструкции был обязан войти первым и всё проверить. На том они попрощались, охранник тут же плюхнулся в машину и включил огни заднего хода.

Да-а, что ещё можно сказать, настоящий раззява! А может, это не охранник вовсе, а простой водитель. Если верить президенту, у нас в стране уже не осталось организованной преступности, так зачем лишние расходы. Олигархи, бизнесмены очень любят экономить. Впрочем, мне сейчас было без разницы, кто кого как охраняет и кто на чём экономит. Я проводил глазами удаляющуюся машину и пошёл по направлению к подъезду. Четвёртый этаж – невысоко, можно подняться и без помощи лифта.

Подъезд не вызывал особого восхищения – обычный грязный сарай девятиэтажки со стандартными мусоропроводами через пролет. Всё у нас в стране как-то стандартно и уныло. Понятно, почему клиент собирался разменяться и перебраться в лучшие условия. Надеюсь, это ему удастся... с моей помощью.

Я поднялся на нужный этаж и остановился перед дверью. Что-что, а вот она вызывала уважение. Крепкая, железная, тройная, мне хорошо была известна эта конструкция, и я знал, что помимо основного замка, в глубине было спрятано ещё два потайных – дверь так просто не вскроешь и не сломаешь, проще уж сразу выдолбить саму стену.

Но я и не собирался её ломать, есть же звонок. Я нажал на кнопку и стал прямо напротив глазка. Ждать пришлось почти минуту, пока хриплый мужской голос не отозвался:

– Кто там?

– Я из агентства недвижимости "Триал" по вашему обмену. У нас была назначена встреча.

За дверью раздался шорох, заскрежетали замки, и наконец она распахнулась. На пороге возник силуэт моего клиента. Он уже успел переодеться в халат и домашние тапочки.

– Проходите, – кивнул он мне. – Разуваться не надо.

Я воспользовался приглашением и оказался в просторной прихожей: обитые коричневым дерматином стены в стиле а-ля модерн, навесной потолок с красивыми светящими рисунками по краям, роскошный ковёр, – всё было по делу и вполне соответствовало высокому статусу хозяина.

Из-за двери комнаты показался мальчик лет шести с гладко зачёсанными волосами.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровался он, наклонив голову. - А вас как зовут?

– Виктор, – я улыбнулся и протянул ему руку. – А тебя?

– Костя, – серьёзно ответил он. – Вы новый папин охранник?

Я не успел ничего ответить, клиент рассмеялся и ласково потрепал сына за волосы.

– Нет, Костик, это наш новый агент. Обожди пару минут, мы с дядей уладим кое-какие дела, а потом обязательно с тобой поиграем.

Дела-а, – обиженно протянул мальчик и исчез за дверью.

– Извините, что принимаю вас так поздно, – развёл руками бизнесмен. – Сегодня столько работы.

– Ничего страшного, мне уже привычно. – Я открыл дипломат и достал оттуда объёмистую папку с бумагами. – Вот, все нужные документы мы подготовили – здесь полный пакет. Завтра в четырнадцать встреча у нотариуса, где должны присутствовать обе стороны.

Клиент надел очки и стал торопливо перебирать бумаги.

– Ох, сколько тут всего, ну и бюрократия... И что от меня требуется?

– Осталось только поставить свою подпись на двустороннем договоре и на соглашении между нашей фирмой, которая выступает посредником в этой сделке.

Я достал из дипломата ещё два бланка.

– Распишитесь здесь и здесь. Дом на Каширской улице перейдет к вам в собственность после подписания договора между продавцом и покупателем, а вам, как и просили, останется одна неделя на переезд. По истечении этого времени договор обмена вступит в полную силу.

Клиент быстро пробежал глазами документы и поставил на каждом бланке свою размашистую подпись.

– Ну что ж, – удовлетворённо проговорил он. – Благодарю за оперативность.

– Стараемся, – улыбнулся я. – Это наша работа.

На этом, к счастью, все формальности были закончены. Бывало гораздо хуже, когда дотошные клиенты цеплялись к каждой букве и задавали кучу бесполезных вопросов, на которые мне приходилось давать кучу бесполезных ответов. Интересно, если из нашей жизни выбросить всю бесполезность, что останется? Наверно, ничего...

Пока я спускался по лестнице, с грустью подумал, что клиент вряд ли сегодня уделит внимание своему сыну – будучи человеком деловым, он обязательно перед встречей с нотариусом досконально изучит все бумаги и просидит далеко за полночь. А завтра с утра его снова ждут новые дела, работа, суета в погоне за большими доходами и солидной прибылью. Трудно быть бизнесменом... Трудно быть счастливым, когда не знаешь, что такое счастье. А может, всё наоборот? В этой жизни везёт сильнейшим, и это везение и называется счастьем?

Мне повезло, едва я вышел к дороге, как удалось поймать машину. Пожилой водитель белой, забрызганной грязью "шестёрки" почему-то внушал уважение. Заниматься частным извозом по ночам – профессия не из лёгких, я-то через полчаса уже буду сидеть дома в своей тёплой квартире, а ему ещё до утра колесить по ночному городу в поисках новых клиентов.

Не знаю, что на меня нашло, обычно я стараюсь вести себя прилично, тем более в компании незнакомых водителей. Но тут почему-то не удержался и спросил:

– А вы знаете, что такое счастье?

Вопрос, как мне показалось, прозвучал с моей стороны очень глупо. Хотя, если бы я поинтересовался про ближайший ночник, где можно взять бутылку водки, всё выглядело бы вполне корректно и пристойно. Вот как нас опускает эта сладкая жизнь...

Но водитель наверняка уже имел большой стаж общения со странными пассажирами, он лишь на миг оторвался от дороги, окинул меня насмешливым взглядом и ответил:

– Знаю.

Дальше таксист надолго замолчал: то ли он обдумывал глубокую философскую концепцию этого вопроса, то ли просто мысленно послал меня подальше.

Я решил больше не тревожить его расспросами и не отвлекать от вождения, тем более мы свернули на главную дорогу, где движение было более оживленным. На углу возле круглосуточного магазина с красочной вывеской "Таврида" стояла полицейская машина, а рядом лениво прохаживались два стража порядка с жёлтыми светящимися надписями на спинах: "ДПС". Они брезгливо посмотрели в нашу сторону и отвернулись. Судя по их лицам, у меня создалось впечатление, что ночью полицейские работают сразу на две ставки – помимо наблюдения за дорогой и вылавливания подвыпивших пешеходов, исполняют ещё какую-то особо важную миссию, смысл которой недоступен простым смертным.

– Что такое счастье, говоришь? – неожиданно прервал молчание водитель. – Вот оно, оглянись!

Я удивлённо обернулся назад, но не заметил ничего интересного, кроме ночного магазина и скучающих полицейских.

– Не понял, что ли? Машина у меня старая, техосмотр вовремя не смог пройти, а деньги зарабатывать надо. Хорошо, что не тормознули, вот это счастье.

Я был до глубины души поражён такой искренностью и простотой водителя, что по приезду даже заплатил ему двойной тариф. И поймал себя на мысли, что само понятие «счастье» мы часто связываем либо с материальной заинтересованностью, либо с глупостью.

Вот ведь как бывает. Кто-то идёт к своей цели, преодолевает тяжёлые препятствия, прикладывает неимоверные усилия и наконец, поднимается на вершину, достигает всего, что хотел, но почему-то не чувствует себя счастливым. Вроде живи и радуйся, но перевести дух и насладиться в полной мере успехом не даёт жажда. Вокруг ещё столько всего можно взять, заработать, получить, хапануть. Да и конкуренты не дремлют, каждый хочет быть круче, чем ты... И вот на горизонте появляются новые вершины, в голове рождаются новые планы, и так до бесконечности. Потом после третьего микроинфаркта можно будет гордо сказать: я прожил недолгую, но счастливую жизнь! Но вот именно, что прожил, а где оно было, это счастье?

А вот пьяница, проснувшись с тяжким похмельем, без денег в кармане, со страшной головной болью бродит возле винно-водочного ларька в надежде опохмелиться. И когда он находит заветные сто граммов, трясущимися руками обхватывает стакан, то в этот миг становится счастливее всех бизнесменов, президентов и олигархов, вместе взятых! Пусть только миг, но что наша жизнь по сравнению с безумным ритмом вселенского бытия?.. Такое вот оно разное для всех, это счастье...

Когда я попал домой, сразу бросил взгляд на часы и заметил, что управился довольно быстро. За это время я сделал одно важное дело и переработал тысячи байтов бесполезной информации. Ну да ладно, мозг на то и нужен, чтобы работать, а что полезно или бесполезно, разберёмся как-нибудь потом.

Но вообще я верю в то, что все наши мысли материальны, и когда-нибудь мы встретимся с ними и узнаем себя – как мы жили: какими были в детстве, юности, зрелости, старости... И в отсутствие телесной оболочки, наверно, это и будет единственной возможностью восстановить себя после смерти и продолжить жить уже на ином уровне бытия. И не нужно спешить себя форматировать, заполняться чужими мыслями, желаниями, идеями, а то ведь можно так и остаться чужим на этом великом празднике жизни.

И как интересно устроен человек! Пока он дышит – он существует, пока он думает – он живёт, пока он верит – он бессмертен. А вокруг бесконечный свет и бесконечная любовь. Всё остальное – игра слов и смысловых галлюцинаций. Всё остальное – иллюзия... Закрывай не закрывай глаза, прячься не прячься в темноте, ничего от этого не изменится, ничего никуда не исчезнет и всё останется так, как было задумано. Задумано Создателем этого мира. Такая у него работа.

 

2009